Make your own free website on Tripod.com

Предисловие к публикации

Ниже предлагается текст статьи И. Грока, пополненный некоторыми интересными фрагментами, удаленными из нее при газетной публикации (в целях сокращения ее объема) и приводимыми здесь в угловых скобках. Итоговый газетный текст выделен жирным шрифтом, слова, добавленные в газетном варианте, выделены цветом. К сожалению, у нас нет возможности привести любопытные цветные иллюстрации, которые добавлены газетой.


Кто? Как? Кого? И каким образом?

Интеллектуальные игры без правил

В "Что? Где? Когда? и "брейн-ринге" выигрывают те команды, победы которых захочет ведущий

[Заголовок, надзаголовок и подзаголовок даны газетой. В оригинале статья называлась "Экранированные игры изощренного интеллекта" - прим. публикаторов]


Как мы любим телевизионные интеллектуальные игры! <Не будет большим преувеличением сказать, что среди прочих пряников и магнитов, которыми притягивает нас голубой экран, наряду с зубодробительными триллерами, бесконечными, пышными, полными стр-расти сериалами, панорамами дальних стран и дивных берегов, на видном месте стоит упомянуть разнообразные игровые программы, дающие> Только они дают возможность телезрителю, мирно сидящему с банкой пива <или, там, с вязанием> на диване, ощутить мощь чужого интеллекта <, так и прущую с экрана>. Да и своим при случае козырнуть, если не перед супругою, так хотя бы перед самим собой. Кто из нас не ловил себя на мысли<шке типа>: "Да мне бы туда попасть! Да я бы их всех!" <А отчего бы действительно не попробовать? Кое-куда попасть, и впрямь, возможно, да вот стоит ли?>

Автор этих строк не понаслышке знаком со многими телеиграми, и сам в них участвовал, и на съемках сиживал <- отчего же не поделиться своими наблюдениями с интересующимися? Ну, а кому неинтересно - может и не читать.> Начнем, пожалуй, с действующих лиц. Они обычно подразделяются на четыре группы.

Ведущий (ведущие).

Ключевая фигура. Именно он задает общий тон и фактически определяет имидж игры. <В зависимости от типа и целей игры (как их понимает сам ведущий и руководство программы) общий стиль поведения ведущего может сильно варьировать. Наверное, это правильно, ибо> Аудитория у разных игр <может быть весьма> различная. Одному нравится развязный Якубович, <по-гаерски> издевающийся над участниками (как правило, они этого не понимают), другому - дружелюбно ироничный Александр Гуревич, третьему - по-прокурорски придирчивый Ворошилов или корректно доброжелательный Петр Кулешов. <Каждому - свое, не так ли?>

Бригада.

<Сюда относятся люди, делающие программу,> Это в первую очередь, редакторы, готовящие вопросы и задачки для игроков, а также руководство программы, определяющее ее интеллектуальный уровень. <Собственно,> Здесь-то и зарыта главная собака. Оставим за рамками <этой статьи> передачи "Два рояля", "Дог-шоу", "Пойми меня" <, "Угадай мелодию"> и тому подобные "веселые старты". "Интеллектуальные" игровые программы можно четко разбить на два больших класса, условно обозвав их "игрой в дурачки" и "игрой в умников".

Для первых особого интеллекта не требуется, зато важно, чтобы было весело. <- и ради этого ведущий будет лезть из кожи вон всеми доступными ему способами. Кстати,> "Игра в дурачки" - это вовсе не обязательно глупо <и плоско>: я сохранил самые лучшие воспоминания от собственного участия в программах "Устами младенца" и "Сто к одному", которые делает, по сути, одна и та же команда и совершенно очаровательно ведет Александр Гуревич. <Легкий налет дурашливости, несерьезности в этих играх, милые, необидные шутки Гуревича - все это было очень приятно. Ни о какой интеллектуальности в этих играх, конечно, речи не идет. И не надо.>

По-другому обстоит дело в <дурашливых> играх типа "Поля чудес", в которых участники <(специально их, что ли, подбирают?)> искренне уверены, что решают сложнейшие интеллектуальные задачи. Якубович же всячески им подыгрывает, изощренно (и незаметно для них) <над ними же> издеваясь. Перед профессионализмом (и потрясающей работоспособностью <, фантастической самоотдачей>) Якубовича надо снять шляпу; но вот выглядит это <все равно очень> жестоко и беспощадно.

"Игры в умников" обычно устроены по-другому. Там и вопросы нередко выходят за рамки школьной программы, <и соображать требуется по-настоящему. Да> и цель показа этих игр иная: зритель, включивший "Поле чудес", бьет себя по коленке и смеется: "Во лопухи! <Да я бы их там всех порвал!>" - и при этом тот же зритель, наткнувшийся в программе на "Что? Где? Когда?" или "Свою игру", после удачного ответа знатока чешет затылок и восклицает: "Ну, вы <, блин,> даете!"

"Игры в умников" по-своему очень зрелищны и интересны. Известно, что в Америке тамошнее "Поле чудес" - игровое шоу "Wheel of Fortune" ("Колесо Фортуны") - выходит по всей стране и твердо держится в рейтинговых лидерах. А вот второе место - и тоже уверенно - занимает тамошний прототип нашей "Своей игры", программа "Jeopardy!" ("Рискуй!"), выходящая ежедневно и пользующаяся колоссальной популярностью. Придумал эти программы у них один и тот же человек - Мерв Гриффин. Теперь он мультимиллионер.

<Те же американцы при этом строжайшим образом следят за тем, чтобы все было "честно и благородно", - и это только прибавляет играм зрелищности.> Наши игры <ничуть> не менее интересны, и тем более странны в этой связи постоянные попытки их руководства "усилить шоу-элемент" за счет спортивной справедливости. Зачастую это заметно <не только игрокам, но и> даже телезрителям <, и производит неприятное впечатление. Впрочем, к этому мы еще вернемся>.

Игроки.

<Этот компонент игры у телезрителя вызывает наибольший интерес. Действительно,> Откуда они берутся? И как бы тоже <туда попасть и> поучаствовать? <Поучаствовать, оказывается, вполне возможно, если сильно захотеть.> Проще всего попасть в такую игру, где игроки каждый раз новые, а призы невелики. В ту же "Устами младенца" - хоть "с улицы": звонишь по упомянутому в программе телефону и записываешься. Правда, есть некий отбор, на котором отсеивают тех, кто просто не может двух слов связать <(в кадре-то надо держаться бойко!). Приезжать на отбор и на съемки в Москву приходится за свой счет <; но это все уже не так существенно. Хочешь сыграть - сыграешь>.

В "Сто к одному" попасть сложнее (надо команду сколотить), и отбор жестче <; но все тоже вполне преодолимо. Люди-то играют каждый раз новые - дойдет и до вас черед>. А вот сыграть в народное "капитал-шоу" много труднее, и связано это с тем, что желающих очень много. <Еще бы: каждую пятницу зритель видит, что за народ там играет и какие призы они огребают "за здорово живешь", - ну, как самому не кинуться в погоню за Большой Русской Мечтой - халявой!> Там, конечно, тоже есть своя сложная система отбора, и, судя по игрокам, выходящим к пульту, действует она куда как эффективно. <Просто здорово действует!>

"Игры для умников" <, претендующие на значительно более высокую интеллектуальную планку, обычно> не могут себе позволить так разбрасываться игроками. <Каждый раз новые?> Этак умников может надолго и не хватить. <- что будем тогда делать?> Поэтому тут в ходу многотуровые сценарии, <растягивающиеся на целый цикл показов,> сложная система учета результатов и т.п. Вокруг каждой из этих игр со временем складывается свой круг игроков <, время от времени появляющихся на экране>. Таких постоянных фигурантов зритель запоминает, болеет за них конкретно, что повышает популярность программы. Попасть в их круг <- в круг знатоков -> тоже можно, хотя куда труднее. Чтобы попасть в "Свою игру", мало просто записаться - нужно пройти весьма жесткий отбор в обстановке, максимально приближенной к боевой. Только потом тебе позволят выйти в фиолетовой мантии сражаться за место в "золотой дюжине". <Кстати, с первого раза прорваться в нее трудно: у маститого соперника и опыта побольше, и в тактике игры он получше разбирается.> Впрочем, если ты сражался в меру сил своих, не "тормозил" (худшее ругательство в среде знатоков), боролся, то проигрыш не лишит тебя шансов через цикл-другой испытать себя вновь. <- глядишь, и прорвешься.>

В "Брэйн-ринг" и элитарную ворошиловскую компанию попадают по-другому. Дело в том, что для настоящего знатока важен <и самоценен> сам процесс игры, он играет именно ради испытываемого в Игре ощущения интеллектуального и эмоционального подъема. Естественно, ему бывает мало участия только в одной программе, хочется играть еще во что-то, и не только по телевизору. Возникнув много лет назад, знатоковское движение давно отпочковалось от Ворошилова и компании и существует самостоятельно, проводя турниры и чемпионаты по брэйн-рингу и так называемому "спортивному ЧГК" (это сокращение от "Что? Где? Когда?") не только в пределах бывшего Советского Союза, но и далеко за его границами. <Так, организуются многочисленные фестивали, чемпионаты Москвы, Санкт-Петербурга, Украины, Белоруссии;> Недавний <синхронный> турнир на Кубок России собрал 900 команд знатоков. <; проводятся - на русском языке! - чемпионаты США, ФРГ, Израиля, активно функционирует Интернет-Клуб Знатоков, проводящий фактически чемпионат мира по любимой игре и пр.> Вот из этого мощного пласта и пополняются ряды команд, садящихся за столы телебрэйна, и кадры Элитарного клуба знатоков. <Об этом движении можно было бы еще много написать, но сегодня нас интересуют телеигры - ограничимся ими.>

Итак, для знатока важен процесс <Игры, ему хочется попробовать себя в разных видах интеллектуального спорта> - понятно, что он стремится поучаствовать в разных игровых программах. Однако руководство этих программ, как ни странно, в этом не заинтересовано и <жестко> требует от своих игроков "хранить верность" <и не гулять на сторону>. До аргументов при этом обычно не опускаются: нельзя - и точка. Главный редактор "Своей игры" Владимир Молчанов (сам в недавнем прошлом известный игрок ворошиловского клуба и лауреат "Хрустальной Совы") жестко, под угрозой исключения из "золотой дюжины" запрещал игрокам участие в других программах типа "Брэйн-ринг" и "Что? Где? Когда?" <(а равно и в недавней "Золотой лихорадке").> Правда, в последнее время его позиция несколько смягчилась, но тут эстафету подхватила Наталья Стеценко, снявшая со съемок брэйн-ринга всех тех, кто успел "запятнать себя" дружбой со "Своей игрой" (в том числе нескольких известных игроков из команд-чемпионов). <Мало того, она же добилась того, что всех игроков, как-то задействованных в "Брэйн-ринге", исключили из программы "Детектив-шоу", производимой совсем другой компанией и выходившей на другом канале! В общем, ситуация вкратце такова: игроки норовят сыграть, где могут, а руководство программ следит за своими гаремами, дабы не грешили на стороне.>

Новые программы, выдающие себя за "игры для умников", нередко просто исходят из того, что "засвеченных" лиц в программе не должно быть. Так прямо и заявляют. <Меня самого так в свое время помощник Ярмольника, опознав, завернул из "Золотой лихорадки" (а я уж, было, раскатал губы и соблазнился золотишком).>

В недавно появившейся программе "О, счастливчик!" (кстати, весьма интересно сделанной) один из редакторов <(сам знаток далеко не из последних)> сразу неофициально предупредил всех, что, <мол, номер не пройдет и> те, кто успешно и часто подвизался в других местах, могут не беспокоиться.

<Меня всегда это удивляло. Казалось бы, интеллектуальная программа могла бы сильно выиграть, улучшить свой рейтинг, поднять планку, пригласив игрока такого калибра, как Борис Бурда, Максим Поташев или супер-чемпион "Своей игры" Александр Либер. По крайней мере, было бы потом, с чем сравнивать. Не делая этого, программа как бы заявляет о своей интеллектуальной второразрядности, ущербности какой-то - и фактически признает себя не "игрой для умников", но "игрой в дурачки".>

Зрители в студии.

Они ничуть не менее важны, чем сами игроки. Нередко между ними нет никакой границы. <Опять же, в разных программах зрители очень разные.> В программах типа "Устами младенца" и "Сто к одному" в студии сидят в основном, друзья и родственники играющих плюс те, кто только что успел сыграть или будет сниматься в следующей передаче, записываемой в этот же день. Эти люди, как правило, хорошо понимают, что происходит, реакция их вполне адекватна и составляет важный элемент программы <(хотя показывают зрителей редко). Как правило, бригада специально просит будущих потенциальных игроков приходить на съемки с тем, чтобы они могли заранее проникнуться духом программы. Это все весьма разумно>.

Зрители "Поля чудес" - о, это особая песня! Для игрока народного капитал-шоу главное - не победа, а возможность подарить Якубовичу очередной передник и банку огурцов и на всю страну, сделав торжественное лицо <и страшно выпучив глаза>, передать привет тете Маше из Перми и всей нашей бригаде из Таганрога. Так и для зрителя главное - попасть в кадр и помахать рукой.

Откуда берутся эти зрители - трудно сказать. Сам я, каюсь, однажды поддался увещеваниям приятеля, в то время работавшего в программе, и привел туда с собой жену и дочку (дело было летом, поэтому, видимо, зрителей не хватало). Приятель связал меня торжественной клятвой ни при каких обстоятельствах в голос не ржать и в игре со зрителями <категорически> не участвовать <(опять же, дабы не показывать крупным планом "засвеченное" лицо).

Первое само по себе было очень трудно. Там, помнится, был, среди прочих, вопрос о том, каким образом волк выражает свою радость. Из пяти букв четыре: ЗЕ...ОК - были уже открыты, игрок пыхтел над последней, но слово назвать не решился, крутнул барабан, долго вздыхал (при том, что буквы А и Б уже из игры выбыли, так что искомая В стояла в списке первой), потом наконец выдохнул: Л! Ржать, напомню, было нельзя - и это при том, что Якубович поиздевался над бедолагой по полной программе.

Второе тоже оказалось нелегко. Когда из пяти букв загаданного слова Якубович открыл три, а искомого ответа все не получал, я не удержался и втихаря подсказал сидевшей впереди серьезной долговязой барышне. Барышня подняла руку, как в школе, с видимым трудом повторила услышанное слово "бирюк" и чинно приняла призовой тефалевский чайник. Воистину, горе тому, кто соблазнит единого из малых сих>.

В по-настоящему интеллектуальных программах зрители совсем иные. <Фактически,> Это те же игроки, только играющие <(и снимающиеся)> не в этот <конкретный> момент. Разницы между игроком и зрителем нет - все они образуют игровую ТУСОВКУ.

Тут, конечно, тоже возможны варианты. В Элитарном клубе у Ворошилова физически настолько тесно, что стороннему зрителю там и стать-то негде. <Поэтому там во время съемок никого, кроме знатоков, и нету. Ну, разве что еще Барщевский да стайка спонсоров на почетных местах. Шестерка знатоков играет, прочие смотрят, хлопают, иногда им тоже удается что-то поставить. Лепота.>

В "Своей игре" на зрительской трибуне сидят те же игроки - как нынешние, так и прошлые и потенциальные будущие <(трибуну никогда не показывают, ибо лица там те же, но в эфир попадают оттуда аплодисменты, смех, отдельные реплики)>. Приходить на съемки в этой тусовке считается хорошим тоном, а кроме того, это страшно интересно, ибо там можно увидеть гораздо больше, чем потом пойдет в эфир. <, да и накал борьбы ощущается гораздо сильнее - а борьба там идет самая неподдельная. Кстати, очень интересно бывает и испытать себя на вопросах, которые предлагаются игрокам, поэтому> Тусовка ведет себя активно, обменивается репликами, и нередко ответ <- правильный! -> слышен много раньше, чем его дают игроки. Правда, игрокам <, поглощенным борьбой,> его все равно не слышно, но Молчанов делает зверское лицо, шикает, грозит кулаком <- ненадолго все затихает, а затем разгорается вновь>.

На "Брэйн-ринге" < все устроено так, что в зале сидят игроки, их и играть-то вызывают прямо из зала.> народу в зале при этом раза в четыре больше, чем могло бы туда влезть при нормальной рассадке. Дышать нечем, трибуна держится на соплях и шатается. Непонятно, как до сих пор эту передачу не прикрыли, скажем, пожарные или еще кто-нибудь. Тем более, что, кроме игроков, в зале сидит куча подростков (часто - нетрезвых, а на последних съемках - еще и очень агрессивно настроенных), занимающая все проходы <и сидящая даже на полу на подступах к игровым столам>. Зачем все это руководству программы? Я спрашивал об этом у Андрея Козлова, но внятного ответа не получил. Это, якобы, показывает ее популярность! <М-да... Особенно> Эта популярность так и прет, когда вся орава начинает все громче и быстрее, на манер взлетающего самолета завывать: "Сти-рол! Сти-рол!" <(а раньше был еще "Ре-корд!"), так что остается только зажать уши и с удивлением оглядываться.> Неплохо смотрятся и выступления в перерывах одних и тех же певцов, по традиции нетрадиционно ориентированных <, ловко лавирующих между все теми же сидящими на полу и хватающими их за развевающиеся одежды подростками (преимущественно женского полу). Да, друзья!> Это <таки да,> шоу. <Впрочем, справедливости ради, надо отметить, что те из игроков, кто относится к брэйн-рингу серьезно, видят все это благолепие, но волей-неволей мирятся с ним. Играть же хочется - приходится играть по тем правилам, которые имеют место. Беда только в том, что правила слишком зыбки, и далеки они от справедливости.>

<Здесь мы подходим к ключевому моменту нашего повествования. Весьма распространенное в зрительской среде мнение о том, дескать> Говорят, что, в этих играх все расписано заранее и ничего не выиграешь <, - насколько близко оно к реальности? Единого ответа тут, конечно, нет.> Так сразу и не ответишь. Понятно, что призы типа чайника, фена и пылесоса выигравшему отдадут <, не чинясь>. Я и сам так кое-что выиграл по мелочи. А вот как быть с тем самым миллионом для "о, счастливчика?" <Как ни странно, но> Недопущение в программу признанных игроков-знатоков говорит о том, что выигрыши, видимо, отдают честно. В таких программах - другие методы управления игрой. Сильного игрока отсекают заранее, на уровне отбора или чуть позже, просто из соображений "экономии призового фонда".

Недавно туда попал мой хороший знакомый, известный эрудит, но на экране не засвеченный. Дозвонился <несколько раз>, дал правильные ответы <- попал!> Казалось бы, готовь суму. Ан нет. Три раза игрался в этом раунде отборочный тур, и трижды мой знакомый оказывался далеко не первым, хоть клялся и божился, что справлялся с заданием буквально за три секунды <(зная его, я склонен ему верить)>. Тем не менее, <против его фамилии появлялись цифры в 8 и 9 секунд - и> к пульту выходили другие. Кстати, так ничего особенного в итоге и не показавшие, но наверняка получившие то, что заработали, сполна.

Сходная система была и в "Золотой лихорадке". Игрок нашей команды, индивидуально очень сильный знаток, умудрился туда попасть, но <, видно, по глазам его было заметно, что он опасен, - и> трижды Ярмольник в ключевые моменты не давал ему слова, выбирал других <, несших полную лабуду,> и благополучно закрывал раунд.

Ну, а что же признанные лидеры игрового интеллектуального хит-парада? Как у них со справедливостью? А по-разному. Наиболее справедливой и спортивной среди знатоков <вполне заслуженно> считается "Своя игра". Там, конечно, тоже есть свои методы управления <игрой>, но они гораздо мягче, интеллигентней. Да, состав отборочных троек определяется не жеребьевкой, а Молчановым (и другими руководителями программы), причем Молчанов <традиционно> стремится "для подогрева азарта" свести воедино игроков из одного города, одной команды, просто хороших друзей. Да, одному игроку чаще достаются выигрышные для него темы, чем другому. Но это все мелочи по сравнению с <общепризнанными> козырями программы. Интеллигентный, доброжелательный ведущий <, не строящий из себя адвоката дьявола,> - это крупный плюс.

Но куда важнее "равенство вопросов для всех" <: кто бы ни заказал конкретный вопрос (то есть данную тему и данную стоимость) - это будет один и тот же вопрос>. Как ни странно, в других играх это не так. Уже давно притчей во языцех стало ворошиловское "интеллектуальное казино", которое в знатоковской среде нередко именуется "шоу с элементами справедливости". Напомним, что в пору становления этой <, бесспорно, интереснейшей,> передачи целью ее был показ именно слаженного коллективного мышления, процесса совместного решения трудной, неожиданной проблемы. <Фактически, на этих позициях стоит и доныне уже упомянутое "спортивное ЧГК", в котором команды годами шлифуют и шлифуют свою сыгранность, психологическую совместимость, отрабатывают и роль каждого игрока в процессе совместной раскрутки, и даже различные варианты рассадки игроков (а в этой игре, в отличие от крыловского "Квартета", и это тоже очень важно).> Но самому Ворошилову это уже давно не интересно. И вот мы видим, как он выдергивает игроков из публики, как морковки с грядки, и сажает их играть совместно. О какой сыгранности <, о какой слаженности> может <вообще> идти речь? Если раньше команда <знатоков> боролась совместно за взятие очередного вопроса, то теперь, якобы для повышения зрелищности, появилось соревнование между сидящими за одним столом знатоками. Что за интерес бороться за правильный ответ, если в итоге в финал выйдет твой сосед, который, быть может, ничего не понял из вопроса? Сколько раз мы это уже видели: выпала ставка игрока А, вопрос раскрутили игроки Б и В, и они потом еще всю минуту объясняют этому А, что надо говорить и как. А очки получает <, опять же,> только А. Уверяю вас, за игровым столом переживать эту ситуацию еще более неприятно, чем видеть по телевизору. Причем неприятно это всем: и А, и Б, и В.< Но ничего не попишешь - таковы навязанные правила игры, якобы повышающие зрелищность (в ущерб логике и справедливости).>

Понятно, что, когда личные интересы каждого игрока вступают в противоречие с интересами собранной с бору по сосенке "команды", результаты страдают, игра теряет логическую стройность и становится менее интересной. Немало этому способствует и швыряние пачек крупных купюр поперек стола. Оот этого захватывает дух, но с интеллектуальным соревнованием <этакое купецкое ухарство> слабо вяжется. <Или нельзя поступить, как в настоящем казино: выдавать выигрыши тоже фишками?>

Наконец, выбранный Ворошиловым для себя "прокурорский" имидж, бесконечное цепляние к ответам, <нарочитые> попытки придраться очень утомляют. Он, видите ли, выступает защитником "команды телезрителей". Полно! Телезрители - не команда. <Понятно, что сочувствовать попыткам знатоков за короткий срок отыскать решение трудной (а зачастую еще и нарочно усложненной, запутанной) задачи, "болеть" за знатоков - естественно для человека, сидящего перед экраном. Но как можно болеть "за телезрителей вообще"? Фактически, это означает желать людям, бьющимся над задачей, потерпеть фиаско! Что ни говори, а есть в этом что-то мелкое, гаденькое. Вы, мол, оказывается, ничуть не умнее меня, дурака, - поделом же вам! Ворошилов просто связан необходимостью не дать знатокам победить (или продуть) с крупным счетом. Ему надо отработать необходимое время (это ведь не запись, а прямой эфир!) - вот тут-то в ход идут придирки к форме ответа, попытки <дополнительно сбить,> запутать отвечающего, заставить его допустить оговорку с тем, чтобы радостно за нее ухватиться. Способствует этому и манера <г-на> крупье беседовать с игроками откуда-то издалека, свыше, появляясь в живом образе лишь в ключевые моменты игры.

Сами вопросы нередко предоставляют обширные возможности для маневров, придирок и запутывания. Дело в том, что написать хороший <, интересный> вопрос - дело непростое, особенно для того, кто сам никогда в эти игры не играл и специфику их видит лишь <представляет только по наблюдениям за происходящим> на экране. Гораздо проще написать трудный, "неберущийся" вопрос - "гроб", по терминологии знатоков. С учетом того, что телезрителю-вопроснику выгодна ситуация, когда на его вопрос знатоки не отвечают, получается, что он кровно заинтересован именно в сотворении "гроба" <, - и результат, как говорится, налицо>.

Конечно, редакторская группа не бездельничает, самые откровенные "подлянки" отсеиваются и в программу не попадают, но перекос все равно очень заметен.

<Справедливости ради,> Отметим, что бывает, хотя и реже, и противоположный вариант. Очередная сборная команда знатоков играет неудачно, того и гляди продуется в пух, а до конца эфира еще много времени. Тут-то мы <с удивлением> замечаем, что и вопросы пошли попроще, и <г-н> крупье как-то подобрел. Выиграли знатоки раунд-другой - опять все по-старому.

Итак, в интеллектуальном казино много странностей и перекосов; однако гипнотическая сила этой передачи, созданной Ворошиловым - человеком, безусловно, творческим и <исключительно> талантливым, - столь велика, что попасть в нее считается очень престижным и заманчивым. Немного найдется таких знатоков, кто проигнорировал бы приглашение интеллектуального казино.

Совсем иной славой пользуется <другое> детище той же фирмы "Игра" - программа "Брэйн-ринг", ведомая питомцем Ворошилова Андреем Козловым. Уксус, как известно, - сын вина: здесь нет никакой торжественности, мистической ауры поиска истины, мастерски срежиссированной Ворошиловым. Перед нами, по сути, ярмарочное действо: переполненный балаган, духота, суета, галдеж.

Изменилась и роль ведущего: это уже не доброжелательный партнер по игре и даже не суровый крупье, а <зазывала, шпрех-шталмейстер,> массовик-затейник. Дурят здесь уже в открытую, не смущаясь. Сколько раз мы видели, как Козлов нарочно сбивал с толку отвечающего, отказывался принимать абсолютно правильный ответ, на ровном месте изображал оскорбленную невинность, лишая команду ответа! Манеру тасовать карточки с вопросами, выбирая, что бы спросить, тоже иначе как ярмарочным трюком не назовешь. А удвоение цены вопроса! Вот выигрывает "не та" команда - дается один трудный вопрос, потом второй, оба остались не взятыми. Какой простор открывается перед ловким ведущим! Можно дать еще один "гроб" - и обе команды будут дисквалифицированы.

А можно дать сверхлегкий вопросик <, "кнопку"> - и выиграет не та команда, которая лучше играет, а те, кто быстрее "давят кнопку". Вам это ничего не напоминает? Это же лохотрон <которым обдуривают простачков в подземном переходе. Завлечь, поднять ставку повыше - и адью.> Откровенное <подыгрывание,> засуживание, вытаскивание за уши явно слабых команд - все это отчетливо видно и по телевизору.

А уж стоит разок прийти на съемки - такого насмотришься! Если, конечно, цел останешься в этом бедламе. Да и к самому ведущему Андрею Козлову отношение в среде знатоков сложное: если Кулешову знатоки <откровенно> симпатизируют, если Ворошилова можно не любить, но нельзя не уважать, то Козлова просто не воспринимают всерьез. И не случайно далеко не все, даже сильные, команды знатоков хотят играть в "Брэйн-ринге" - есть и такие, кто отказываются наотрез. Впрочем, замена им всегда найдется. То и дело появляются новые игроки и целые команды, чаще всего молодые, не слишком сильные пока, но горящие желанием тоже "войти в круг избранных". Голубой экран - слишком сильный магнит: свято место пусто не будет. Вот на этом мы и закончим сегодня прогулки по садам экранированного интеллекта. Но не менее интересны игры знатоков вне телеэкрана - об этом, если повезет, в следующий раз.

И. ГРОК


"Комсомольская правда", 10.01.2000 (Московский выпуск)

К другим интервью

К заглавной странице